CПЕЦПРОЕКТ «БЕЛСАТА»
Фотоистория о животных, не ставших колбасой.
ЗДЕСЬ НЕ УБИВАЮТ
Пони Варвару на мясо сдал хозяин. Его, отца ребенка с инвалидностью, не остановило даже то, что животное обучено методу верховой езды для реабилитации особенных детей. Мужчина нуждался в деньгах.
Спасла Варю украинка Александра. Уже более шести лет женщина скупает на бойне скот и других сельскохозяйственных животных и селит его в своем приюте в деревне Красив.
Приют «Уголек» Александра Левицкая основала в 2014 году. Это самое большое место для четвероногих сельскохозяйственных «пенсионеров» в Европе. Право на достойную старость здесь получило более 600 животных.
Все началось с одной лошади, которую в 2013 году женщина из жалости выкупила у мясника. Потом вторая, пятая …десятая.
Со временем мясники стали сами звонить и предлагать выкупить лошадей, коров, коз, овец, пони… Иногда звонят сами владельцы и предлагают купить животное прямо у них.
— Тпру-у-у!
— Дядя Витя, он не понимает! Нужно кричать «Стоп!» Он кроме ипподрома и фермы ничего не видел!
НЕСКОТНЫЙ ДВОР
Недавно в приют привезли несколько лошадей элитной породы. Все это время животные привыкают к людям и отъедаются. Всю свою жизнь они служили «инкубаторами» для новых чемпионов ипподромов. Одна из особенностей этой породы, как говорит администратор приюта Наталья, плодовитость.
Кобылу можно покрывать чуть ли не на следующий день после родов. Правда, будущего чемпиона в этой ситуации уже воспитывает непородистая кобыла, а ее жеребенка зачастую отдают на мясо.
Сейчас в приюте находится более 300 животных. Александра и Наталья постоянно ищут готовых забрать кого-нибудь из их подопечных. Женщины говорят, что тяжелее всего пристроить коров. В «Угольке» их не осеменяют, поэтому коровы не дают молока.
– Корову, которая отелилась уже у нас и пока что ещё даёт молоко, временно взяла одна семья из соседнего села. Долго их уговаривала! Но кличку животному они до сих пор не придумали. Говорят – назовешь, привыкнешь, а потом что делать, если отдавать придется? А отдавать придется – если корову не осеменить снова, она перестанет давать молоко. Поэтому так и живет, без имени, – рассказывает администратор «Уголька».
Наталья переехала в Красов из Беларуси подростком – родителям предложили работу в местном колхозе.
«Уголек» для нее – способ изменить мир. Правда, повлиять на взрослого человека намного сложнее, чем изменить отношение к животному ребенка и подростка.
Поэтому женщина верит, что будущее – за молодежью. Нужно всего-то подать правильный пример.
Многих животных здесь откармливают и лечат. Местные этой частью жизни приюта не интересуются, но охотно жалуются, что скот голодает, мерзнет и страдает.
Многих животных здесь откармливают и лечат. Местные этой частью жизни приюта не интересуются, но охотно жалуются, что скот голодает, мерзнет и страдает.
– А я им говорю: вы видели старого человека? С животными то же самое. Посмотри, эта вот хромает, а та – удивляемся, что еще ходит. Эту лошадь к нам привезли такую убогую, больную, с кашлем, что думали – ну, точно сдохнет! Хозяева ее «опоили» – разогретой дали холодную воду…. А она уже вторую зиму у нас пережила, – рассказывает Наталья.
Животные, в основном лошади, которые требуют особого ухода, находятся на «карантине». Приют арендует несколько стойл на львовском ипподроме. Александра говорит, что его директор их недолюбливает, мол, недостойное соседство для его лошадей. Но аренда – это доход.
Не всех животных забирают у мясников. Некоторых «пенсионеров» покупают у фермеров. Так в «Угольке» появилось стадо престарелых овец. Есть даже горный козел по кличке Эрик. Его, как и большинство животных, кастрировали и отпустили на вольный выпас.
Собак и котов сюда в основном подбрасывают. Больные и старички живут у Александры. Остальные обречены на «пожизненное» в вольерах.
По соседству, тоже в клетке, живет дикая лиса. Ее одну из помета люди отбили у охотников и отдали в приют. Сейчас лиса уже не проживет без «Уголька». Вместо матери-лисицы о ней заботилась Наталья.
– Многие нас упрекают, что мы коров и коней, когда они дохнут, скармливаем собакам. Мол, бесчеловечно, нет специальной обработки. А какая обработка в такой ситуации? У нас животные привитые, с ветпаспортами. Все как у людей, – рассказывает администратор приюта.
Праздник для приюта – найти для питомца дом. Даже если это временное пристанище. Лошади Розе повезло – целое лето она провела у своей 14-летней опекунки Марты.
Наталья долго сопротивлялась, но когда Марта вместе с бабушкой пешком пришла из Бродок в Красов, чтобы еще раз попросить администратора отдать ей животное, Наталья задумалась. Убедило ее то, что Марта прослушала лекцию по уходу за четвероногими. Так Роза на лето переехала к бабушке Марты.
ИГРЫ С ОГНЁМ
Два года назад приют находился в соседней с Красивом деревне Бродки и был настоящей костью в горле жителей. Они постоянно жаловались на вонь, шум и кучи навоза, который вытекал на деревенскую улицу. А все потому, что Александра держала животных на личном подворье. И хоть стойла были адаптированы для удобства животных, место было неподходящим. Буквально в нескольких шагах от дома Александры находилась школа, церковь и местное кладбище.
В ночь с 7 на 8 января 2018 года на участке произошел пожар. Пока соседи присматривали за младенцем Александры, основательница приюта выводила из огня животных.
Несколько котов и щенков сгорело заживо, остальных
четвероногих удалось спасти.
Александра говорит, что возможная причина пожара – замыкание проводки. Но сама в это до конца не верит, вспоминая проклятия «Чтоб ты сгорела со своим приютом!», которые не один раз слышала от односельчан.
После пожара семья Левицких меняет место жительства раз в полгода, адрес хранят в тайне.
Александра, основательница «Уголька», изменила свое отношение к мясной пище после того, как стала свидетелем жестокого обращения с животными в Африке. О себе говорит, что всю жизнь чувствовала ответственность за тех, кто нуждается в помощи.
Женщина признается, что ей очень хочется «нормальной жизни» – наконец-то устроиться на «нормальную» работу и переехать в дом, где будет вода и не будет страха, что противники приюта найдут ее семью и сделают что-то плохое. Но бросить животных она не может. Хоть сил все меньше.
– У вас тут приют есть…
– Ой! Да там животные голодают! Вы бы их видели! А воняет там как! А Наталья эта – гадюка! Говорю тебе, я ее с рождения знаю! И мать ее знаю… Гадюка, а не баба!
– А я только что из приюта – мне вот не воняло. Вы там были?
– Зачем? Люди же говорят!
Переезд приюта в Красов разозлил некоторых местных жителей. Они начали войну против «Уголька» вообще, Александры и Натальи в частности.
Люди вроде и не против животных, но в то же время многие из них таят личную обиду на Наталью, а Александру называют «москалькой» и «кацапой» из-за того, что она – украинка, говорящая по-русски.
СИЗИФОВ ТРУД
Неподалеку от «Уголька» львовский бизнесмен Сергей выкупил землю и построил развлекательный комплекс. С одной стороны, преследуя свои интересы, с другой – частично разделяя идею помощи животным, он разрешил пастись некоторым четвероногим на территории комплекса. Это не понравилось местным противникам приюта, отмечает Сергей. Он считает, что «анонимка» о том, что его строительная техника стоит в неположенном месте – своеобразная месть за помощь «Угольку».
– Здесь, в Западной Украине, ты – изгой, если не живешь по схеме. Поэтому Наташа и Саша со своим приютом тут еле выживают. А я считаю, что, если человек нашел для себя какую-то тему, какое-то занятие, то пускай и занимается, – говорит бизнесмен.
Летом в приюте работало 8 человек. Они – именно работники, а не волонтеры. Все получают зарплату, обед и жилье. Жителей из соседних поселков на работу в приют не берут. Те крали, пили и бездельничали.
Поэтому из местных здесь только пастух дядя Миша. Каждый день он приезжает на работу из Львова.
Администратор приюта признается, что для полноценной работы нужны еще как минимум 2-3 работника. Она ищет тех, с кем не нужно нянчиться. Женщина не только занимается административными вопросами, но и наравне с мужчинами работает, строит хранилище для сена.
– Без меня они не хотят, – вздыхает Наталья.
СЧАСТЬЕ В ДЕНЬГАХ
Операция кабеля Руди стоила 5000 гривен (около 190 евро). Для приюта, который живет в долгах, это немаленькая сумма. Но Александра не смогла не помочь псу.
Сколько стоит содержание приюта, филиал которого есть еще в Николаевской области, она не признается. Говорит, уже как-то назвала приблизительную сумму в интервью, а теперь отбивается от упреков местных и вопросов налоговой.
Александра отмечает, что на практике украинское законодательство в сфере благотворительности не идеально, а поставщики кормов и стройматериалов не всегда хотят работать по накладным. Приходится договариваться и постоянно работать над увеличением числа пожертвований – а это задача не из легких.
Пожертвования небезразличных людей со всего мира – единственный источник финансирования приюта.
– Иностранец делает широкий жест, жертвует нам тысячу долларов и все в восторге – это же тысяча долларов! А то, что этих денег хватает буквально на два дня работы приюта, кто это считает кроме меня? – вздыхает Александра.

Особенно «Угольку» помогает сестра Александры, которая живет в Америке и активно о нем рассказывает. Однако в последнее время, говорит основательница приюта, все больше жертвовать начинают и украинцы. Но этих денег все равно не хватает на полноценную работу.
Приют чудом сводит концы с концами. Сил, чтобы продолжать борьбу за него, у Александры и Натальи уже практически не осталось. Но они отказываются опускать руки: Варвара, Боня, Клевер, Форд, Фиона и еще десятки питомцев "Уголька" требуют крова и новой порции корма.

Если вы хотите финансово поддержать приют, реквизиты есть здесь.
Фото/текст — Юля Шабловская
Редакторы — Лола Бурыева, Ольга Ерохина
Дизайн — Наста Хралович
Made on
Tilda